Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

sama-po-sebe

Лытдыбр что ли...

Почему-то нынешняя осень очень похожа на весну.

Сегодня маме исполнилось бы 69.

Я почти слезла с антидепрессантов.

Жизнь не прекрасна, но вполне терпима.

Очень хочется чуда!
sama-po-sebe

Ирвин Ялом, "Палач любви" и другие рассказы о психотерапии

...Я обнаружил, что четыре "данности" существования имеют прямое отношение к психотерапии: неизбежность смерти - нашей или тех, кого мы любим; свобода сделать с собственной жизнью все, что угодно; наше абсолютное одиночество в мире; и, наконец, отсутствие в жизни какого бы то ни было очевидного, готового смысла или значения. Эти данности могут показаться мрачными, однако содержат семена мудрости и искупления.
rikin

Флешмоб от lenay 1991 год

Этот год был для меня очень важным, если не сказать - судьбоносным. И насыщенным всевозможными событиями. Поэтому коротко не получится.
Январь.
В январе мы, сидя в Москве, переживали за Израиль. Судорожно крутили ручки радиоприемников и читали письма друзей.
В конце месяца в России началось проведение денежной реформы. За пару дней до этого, получив в ЖЭКе талоны, я с подругой провела целый день в "Детском мире", закупаясь, чем только можно. Почему-то в конце дня оказалось, что больше всего я купила всевозможных детских игрушек.
Февраль.
В феврале мы жили у друзей. Нас попросили пару недель присмотреть за детьми. Утром я возилась с Илюшкой, Тасиком и своей дочкой, а вечером мы собирались на кухне и валяли дурака. Время было голодное, но приятель наших друзей, приехавший из Америки, закупил для них в "Березке" огромный кусок фарша, который сдуру целиком засунули в морозилку. Когда мы решили приготовить манты, пришлось нужный кусок отпиливать обыкновенной пилой.
В феврале же у меня возникли подозрения, что моя сонливость и утренняя тошнота не связаны с недосыпом, и я почапала в платную женскую консультацию. "Что вы, - заверила меня врачиха (между прочим, не такая и дешевая), - это у вас авитаминоз". - "Что-то он подозрительно напоминает токсикоз, - возразила я". - "Да нет, это не токсикоз, это самовнушение".
Март.
Казалось, что зима не кончится никогда. У мужа были только временные подработки, на старой работе ему не заплатили. Очень выручали посылки с супами от Алика Гинзбурга из Франции. Тем более, что все равно, кроме супов, я ничего не могла есть. 10 марта я повторно навестила консультацию, правда, другого врача. Авитоминоз и самовнушение оказались почти 3-х месячной беременностью. "Все нормально, - сказала врач, - ты же еврейка. Если будет совсем тяжко, уедешь в Израиль".
Апрель.
Вместо Израиля, угодила с 2-х летней дочкой в больницу. У Ирки ночью сильно заболели ушки, "Скорая" приехать отказалась. "Сделайте спиртовой компресс". Сделали. Температура резко подскочила и вызвала судороги. Пол-дня я просидела с полуживым ребенком в приемном покое больницы. Наконец, нас отвели в палату. Палата представляла собой одноместный бокс со стенками из стекла. За стенками просматривались другие боксы. В боксе справа лежал 10-месячный ребенок из детдома, выглядевший на 3-месячного. Медсестры к нему почти не подходили, и им занималась женщина, лежащая в том же боксе со своим малышом. Первую ночь мы провели в детских кроватках - Ирка в одной, я - в другой. Больше мне спать было негде, ноги правда, вылезали, но я вполне еще могла их подогнуть под себя. Утром привезли сильно беременную осетинку с сыном. Поскольку больше одной скамейки на бокс не полагалось, мне пришлось перебазироваться спать на пол.
В больнице был карантин, поэтому было затруднительно передавать продукты с воли. А питание полагалось только на больных детей. Поэтому я доедала за дочкой то, что оставалось. Каждый день нас навещал доктор Хо, а также мыши и тараканы. Через неделю мы не выдержали и сбежали из больницы домой, под расписку.
Май.
Наконец-то мы дожили до весны. Вдобавок обнаружилось, что мой дядя работает зам. зав. мясного отдела гастронома. Живем!
Июнь и июль было решено посвятить ремонту квартиры. Причем, своими силами. Оказалось, что я умею класть плитку, клеить обои и красить стены. Да еще и с животом. Если бы не жара, и не давление 40 на 70, вполне можно было бы отлично существовать.
Август.
Да-да, тот самый август 1991-го. 18-го мы гуляли на свдьбе у приятеля. А утром нас разбудил звонок из Израиля. "А у вас переворот!" Утром я поехала с дочкой к мужу на работу в газету "Демократическая Россия", которая спешно собиралась перебазироваться в подполье. По Волгоградскому проспекту шли танки. "Ой, мама, что это за машинки?" - умилялась 2-х летняя дочка. "Все, пиздец котенку, - подумала мама, - из этой страны надо валить".
О том, что путч провалился, я узнала в консультации. О том, что муж ездил к Белому дому, мне тоже благоразумно сообщили, когда уже все закончилось.
Сентябрь.
13 сентября в пятницу родился Даник. Выписали нас из больницы аж на 12-й день. Его умудрились там простудить. В детских комнатах не было даже градусников для измерения температуры воздуха. Горячая вода тоже была отключена в профилактических целях, хотя на улице лежал снег. Вообще, воспоминания о советских родильных домах - это отдельная песня. В сентябре же мы заказали вызов в Израиль.
Октябрь.
Муж уехал в Карелию с инспекцией лагерей от Верховного Совета. Я осталась с двумя маленькими детьми. Оказалось, что двое гораздо легче, чем один. Особенно, если правильно себя настроить.

Кто-нибудь хочет тоже поучаствовать во флешмобе? Просите год.